APROPOS
Логин: Регистрация

Пароль: (Забыли пароль?)



Ирада Вовненко
и Януш Леон Вишневский.
Про любовь и другие диссонансы
 

«Всякая любовь есть великое счастье», - утверждает она, возводя любовь в ранг религии. «Из всего, что вечно, самый короткий срок - у любви»,- пишет он и пытается дать чувствам научное объяснение. Они написали роман и назвали его «Любовь и другие диссонансы. А пока роман на пути к читателю, авторы ответили на вопросы о самом главном - о любви.



Вы много пишете о любви. Вы знаете ответ на вопрос: «Что такое любовь?»

Ирада:
О любви пишут многие. И пытаются придумать определение, ровно до того момента, пока сами не попадут под ее чары. Ведь любовь наполняет жизнь смыслом и выводит нас из состояния стагнации. Хотя зачастую она базируется на биологии и химии. Я думаю, что любовь - это зависимость от другого человека, как физическая, так и духовная. Один очень близкий мне человек сказал: «Когда мужчина видит женщину сзади, он пытается оценить ее ноги, прическу, фигуру, потом пытается обогнать, чтобы увидеть лицо и грудь. Но если он сначала встретился с женщиной глазами, и что-то щелкнуло, все части тела как бы подстраиваются». Наверное, это и есть любовь. Что-то должно «щелкнуть».

Януш: Большинство книг пишутся о любви. И в этом смысле я не оригинален. Кажется, ответа на этот вопрос нет. Иначе о ней перестали бы писать. В моих книгах я смотрю на это чувство не всегда как поэт, а иногда (возможно, из-за моего образования) рассматриваю его с точки зрения биологии нервной системы и химии. В этом контексте любовь – это временное и необычное повышение концентрации некоторых химических элементов в человеческом мозге. Большинство из этих веществ «вне закона». Вначале происходит гигантский рост количества фетилэтиламина, одного из видов амфитаминов, а затем повышается и уровень эндорфинов, принадлежащих к группе опиатов, сходных, к примеру, с героином. Концентрация этих естественных наркотиков со временем падает. А жаль…

Мужчина и женщина - с разных планет? Или в современном мире различия стираются?

Януш: Мы дышим одним воздухом, пьем одну воду и у нас практически идентичные ДНК (хромосома Х - лишь прекрасное исключение). Мы состоим из почти одних и тех же белков. Спасибо Богу за это «почти». Я восхищаюсь тем, какие формы белки приобрели в женском теле. Именно благодаря этому «почти» мы и реагируем на жизнь по-разному. Женщины – намного лучше. Больше сердцем, чем головой. Мужчины же находятся под таким влиянием тестостерона, что просто-напросто забывают чувствовать. Мир под управлением женщин был бы гораздо лучше.

Ирада: Да, восприятие мужчины и женщины действительно отличается. Мне кажется, что мужчины более романтичны, как абсурдно бы это не звучало. Но хотят-то все одного и того же: быть счастливыми и любимыми. В современном мире женщины приобретают больше свободы и независимости, а, следовательно, и право выбора. Просто, чтобы каждый почувствовал себя на своем месте, рядом должен оказаться правильный мужчина или женщина. Но для этого необходимо лучше понять самого себя.

В одном из интервью Януш Леон Вишневский сказал: «Желаю, чтобы каждая женщина встретила мужчину, который бы не только слушал ее, но и разговаривал с ней. Разговор - это как раз то, что отсутствует в отношениях большинства людей. Есть простая формула счастья: 90% успеха отношений - это хорошая беседа и 10% - хороший секс». А такая беседа и взаимопонимание в ней вообще возможны?


Януш: Конечно, да. Мужчинам следовало бы попытаться говорить больше, а женщинам стоит попробовать поменьше. Для начала это было бы неплохо. А если мужчины научатся еще и слушать, это будет вообще революционным прорывом (смеется).

Ирада:
(смеется) Я очень уважаю Януша. И счастлива, что судьба подарила мне возможность работать вместе с ним. Но я думаю, что секс и физиология первостепенны. В этом смысле я на стороне Фрейда. Потом появляется желание лучше узнать человека, его внутренний мир. Вопрос интимной близости базируется на интуиции, и к ней нужно прислушиваться. А если химия не срабатывает, то никакая беседа не поможет.

Вы хотели бы оказаться единственным мужчиной (единственной женщиной) в мире женщин (мужчин)?


Ирада: Зачем? Мир так разнообразен. Мы находимся в состоянии выбора. Как говорил немецкий философ Фихте, «выбора, довлеющего над нами». Но в этом тайна и прелесть жизни. Чудо, данное свыше, - это то, что когда ты встречаешь того единственного, все люди и события отходят на второй план.

Януш: Мужчина без соперников быстро деградирует. Чувство страха, что ты можешь быть заменен лучшим мужчиной, делает отношение к женщине намного лучше. В этом смысле самцы вида Homo Sapiens не сильно отличаются от самцов обезьян Бонобо. В нашей книге с Ирадой мы обсуждаем это более детально.

Как влияет развитие технологий на отношения мужчины и женщины сегодня? Можно ли найти любовь в Интернете?


Януш: Если я отвечу «Да» на этот вопрос, я не вызову вашего доверия. Все потому что я написал несколько сот страниц о такой любви («Одиночество в сети»). Любовь начинается, по крайней мере, для меня, со слов. А в Интернете, как и в Библии, слово – это начало всех начал.

Ирада: Любовь можно найти везде. И в Интернете тоже. А мэйл или смс может приоткрыть в человеке что-то очень тонкое, интересное, интимное, без чего невозможна любовь.

Институт семьи сегодня переживает не лучшие времена. Удастся ли его сохранить и так ли необходимо это? Вы верите в счастливый брак?


Ирада:
Я верю в счастливый брак. Просто нужно научиться верить и ждать. Кто-то находит свое счастье в 18 лет, кто-то - в 30, а кто-то - после сорока. Очень важно быть готовым к этому и не бояться его. Брак – это не тюрьма, брак - это творческое отношение двоих к жизни и разделение ответственности, желание заботиться о другом. Мне нравится фраза: «Браки совершаются на небесах».

Януш:
Да, институт брака в кризисе. Это правда для католической Польши (где 90% жителей - верующие), и правда для атеистической Чехии. Бог уже не удержит двух людей вместе, невзирая на то, что они поклялись быть вместе до конца дней. Люди жаждут наслаждений. Полагают, что их собственное счастье – это центр вселенной. Полигамия же закодирована в животных, от которых мы произошли. Сегодня нарушить брачные обещания очень просто. Это миром принимается и прощается. Но я до сих пор верю в то, что можно быть счастливым в одном браке. Даже, несмотря на то, что я не был успешен в этом.

Иногда отношения между странами напоминают отношения между женщиной и мужчиной. Это справедливо для России и Польши? Как Вы охарактеризуете эти взаимоотношения - любовь, ненависть, терпимость, родственность?


Ирада:
Ой, это очень сложно. Отношения между странами могут видоизменяться, но очень важно с чего все начинается. Я думаю, что в отношениях между Россией и Польшей присутствует и любовь, и ненависть, и понимание, в общем, весь спектр чувств. Но главное, нет равнодушия.

Януш: Хм… Это хороший вопрос. Я не чувствую, что я вправе ответить на него от лица других поляков. К тому же, я очень пристрастен. Меня всегда тепло принимают в России. Гостеприимство, дружбу, интерес и даже заботу - вот что я получаю здесь. Мне даже не приходится ждать 10 дней русскую визу. Я получаю ее за 10 минут. Я пытаюсь отвечать тем же. Беру отгулы и еду в Санкт-Петербург, чтобы совершенствовать мой русский. Отвечаю на е-мэйлы от моих русских читателей, у меня есть страничка Vkontakte. Мы, поляки и русские, так похожи друг на друга. Нам нравится грустить, мы любим устраивать революции, мы смеемся над одними и теми же шутками, которые никогда не поймут ни немцы, ни американцы. У нас сложная история, но у нас есть шанс на светлое будущее. Если мои книги хоть немного помогут воплотить его в жизнь, их стоит писать и печатать.

События вашей книги развиваются до и после авиакатастрофы под Смоленском, где погиб президент Польши. Что изменилось в отношении поляков к России и русским после этой трагедии?


Януш:
Смотря где. В политических кругах в Москве и в Варшаве это добавило взаимного недоверия. На улицах польских городов это вызвало огромную боль и снова напомнило о Катыни. Мне тоже. Если бы эта трагедия случилась бы в любом другом месте, такого драматического и неприятного эффекта не было бы. Но эта авиакатастрофа оживила призраки более десяти тысяч погибших польских офицеров и интеллектуалов, о казни которых умалчивали на протяжении десятков лет. Я рассуждал об этом в моей последней книге, написанной совместно с Ирадой Вовненко. Это история, которую нельзя забывать, но она не должна влиять на сегодняшние отношения наших стран. И, на мой взгляд, не влияет.

Ирада: Когда произошла трагедия, я в очередной раз подумала, насколько мы все ходим каждую секунду по лезвию бритвы. Поляки много страдали, как и русские. Мы с Янушем решили написать об этой трагедии в нашей книге и показать ее глазами поляка и русской.

Ради чего вы пишете книги? В частности ваш совместный роман.


Ирада:
Ради удовольствия и самовыражения. Для меня это спасение от депрессии и разговор с самой собой. В книге «Любовь и другие диссонансы» мне еще раз хотелось подчеркнуть, что любовь возможна, главное поверить в нее, но ее нужно заслужить. Хотелось показать современную Москву и Польшу. А еще хотелось сказать, что мужчины и женщины при всех своих различиях мечтают, в сущности, об одном и том же.

Януш: Было время, когда я не писал книг, исключая научные статьи по информатике в химии. Потом появилась желание создать книгу не о том, что я знаю, а о том, что чувствую. И тогда появилось «Одиночество в Сети». Это было 10 лет назад. Мне необходимо такое общение с самим собой. Я пишу свои книги, чтобы жить более полной жизнью. Что касается моего последнего романа… Писать вместе с кем-то другим всегда тяжело. Это вид компромисса. Ирада сделала этот компромисс проще и приятнее. И за это я ей очень благодарен.



Беседовала Надежда Кокарева


Выражаем благодарность «Талион Империал Отелю» –
единственному в Санкт-Петербурге отелю класса «люкс»,
расположенному во дворце XVIII века.
Невский пр., 15, тел.: 324-99-11
www.taleonimperialhotel.com

Наверх




 




Женский журнал A’Propos © 2018 | Создание сайта OLIMP